Бюджет цинизма и обмана.

Есть два подхода к формированию бюджета. Первый подход: развивать, вкладывать, зарабатывать, повышать благосостояние граждан и уверенно идти в будущее. Второй вариант: урезать, оптимизировать и проедать. К сожалению на вооружение взят второй подход, формируя бюджет на ближайшие три года, будто это бюджет коллониального государства — зависимость от объема и цены продаваемого сырья, от курса доллара, при этом взвинчиваем цены, усиливаем налоговое бремя, стаскиваем в центр основные финансовые ресурсы, а на регионы перекладываем основные расходы. Видимо поэтому так и идет обсуждения проекта бюджета.
Вроде бы, довольно активно шло обсуждение проекта бюджета в комитетах Законодательного Собрания области. На многих комитетах было не мало  и не просто вопросов, но и тревожных высказываний. Понятна была позиция министерства финансов, которые скрупулезно десятки раз выверяли доходную и расходную части бюджете на 2017 год и другого варианта проекта бюджета предложить уже не могут. Вероятно и отраслевые министерства, прежде всего социального  и бюджетного блока,  тесно вместе с минфином отрабатывали свои бюджеты и на заседаниях  отраслевых комитетов Заксоба не только не просили войти в положение и увеличить расходные статьи на решение даже сверхкричащих проблем, более того защищали, вероятнее всего и не устраивающий их проект бюджета.
В октябре этого года мне случайно пришлось поприсутствовать на заседании бюджетного комитета Госдумы, где рассматривался бюджет Минсельхоза. Скажу, что представители Минсельхоза, при самой активной поддержке депутатов Комитета по вопросам АПК очень жестко отстаивали различные статьи финансирования отрасли  АПК.
У нас же несколько соглашательская позиция. Конечно, можно согласиться, что от региональной власти не так много зависит, когда государственная экономическая и социальная политика не выдерживает никакой критики. И если исполнительная власть, если она честная, только ищет пути нивелирования бюджета выживания, то наша задача, депутатов и местных представительных органов власти и Законодательного Собрания области ни в коем случае не соглашаться, а жестко ставить перед Госдумой и Правительством страны вопросы о неприятии такой экономической и социальной политики. Это понимают и отдельные депутаты «единороссы», для которых «за семи замками» оказалась даже методика формирования проекта бюджета, как раз потому, что федеральные органы до последнего не могут дать твердые показатели трансфертов в регионы.
Как можно соглашаться, если Оренбургская область отдает более 70% собираемых налогов, а в итоге на 2017 год теряет более 11 млрд. рублей межбюджетных трансфертов? А сколько получим — не знаем.
И сколько бы нас не убеждали, что в стране кризис, что мы зависим от падения цены на нефть, курса рубля относительно доллара, санкций, нельзя с этим согласиться.
 Во-первых, одним из приоритетов экономической политики российского правительства, а это повторяют и наши областные власти, является «повышение инвестиционной привлекательности, улучшение делового климата и создание благоприятной деловой среды». Говорим об этом десятки лет. Но что получается? Зарубежные инвесторы приобретают активы промышленных предприятий в России и их губят. Наглядный пример, Тольятинский Автоваз. Производство отечественных автомашин сворачивается и увеличивается «отверточное» производство иномарок.
В Оренбургской области: станкопроизводство  оказывается не нужным, также и машиностроение, сложные процессы на заводе «Радиатор», «Уральская сталь», в нефтяной и газовых отраслях.
В это время отечественная экономика, почему-то не является привлекательной для отечественных олигархов. В июле этого года олигарх Фридман зарегистрировал в Люксембурге кампанию, которая будет осуществлять вложения в зарубежные активы. В частности, 3 миллиарда долларов будет вложена в американскую медицину. Это в эквиваленте составляет 81% от расходов на государственную программу «Развитие здравоохранения в России в 2017 году». Но Фридман не нарушил закон. Такой позволительный закон принят единороссами в Госдуме.
При жесточайшей нехватке финансовых ресурсов в стране и в регионах, российскими законами освобождены ряд участников бизнеса от налоговых и таможенных платежей, которые достигли более 9 трлн. рублей, что составляет 67%  бюджета страны. Какая еще привлекательность для  бизнеса еще должна быть?  А может Правительство помогает обворовывать страну и наживаться? Вероятно и министрам завидно. Они не только не настроены поднимать экономику страны, но и не верят в перспективу ее развития, поэтому устремлены как нажиться. Пример этому, министр экономического развития Улюкаев.
В г. Оренбурге на 5 новых жилых микрорайонов всего одна школа, в которой учатся в три смены. Нужно еще 3-4 школы. Одна строится, а когда будут другие? Но власть себя виновной не считает, так как вроде бы не от нее зависит, что данные объекты не заложены в градостроительном плане, что не предусмотрено выделение земельных участков, распродав частникам, что нет средств на строительство социальной инфраструктуры, при массовой жилищной застройки и т. д. Напрашивается вывод: нынешняя власть безответственна перед своими гражданами или просто не способна решать стоящие задачи.
Еще одним главным приоритетом экономической политики страны указывается «рост производительных расходов в структуре бюджетной системы». Но в российском бюджете расходы на национальную экономику  снижаются на 2,7% по отношению к ВВП, хотя к уровню 2016 года в 2017 году планируется рост на 7%. Но в 2019 году предусмотрено снижение на те же 7%. Следовательно с учетом ежегодной инфляции фактические расходы на развитие экономики в 2019 году снизятся по отношению к 2016 году почти на 12%. Как видим никакого развития экономики не предполагается.
В бюджете Оренбургской области на 2017 год расходы по разделу «Национальная экономика» снижаются на 19% к ожидаемому исполнению бюджета 2016 года, а к плановому показателю на все  34%. Так называемое, урезание, идет  практически  по всем статьям, рост только по статье обслуживание государственного долга на 155%.
Как без сарказма можно оценивать декларирование цели «Повышение качества жизни и увеличение объема инвестиций в человеческий капитал».
Мы принимаем десятки целевых программ, их в области 23 и декларируем через них заботу о людях. А потом заявляем, что Программы — это не финансовые обязательства, а только лишь целенаправления, т.е. намерения, а выполнение их как уж сложится. Но это же обман людей!
Нас уверяют, что бюджет на здравоохранение области не уменьшится, а произойдет только некоторое перераспределение. Слабо в это верится, т. к. финансирование федеральной программы «Развитие здравоохранения» в 2017 году сокращается на 25,3%. В суммарном выражении в 2017 году снижение расходов предусматривается на 87,6 миллиарда рублей по сравнению с 2016 годом, что продолжится по проекту и в 2019 году. При этом на стационарную медицинскую помощь сокращение в 2017 году на 87,3 миллиарда рублей, хотя смертность граждан на дому стремительно растет.
Действительно, в Оренбургской области пытаемся изыскать ресурсы на обеспечение лекарственными препаратами. При этом в федеральном бюджете расходы на это снижаются. При этом почти 80 млрд. рублей, или  21,1% выделяемой суммы в Федеральном бюджете, идут по разделу «Другие вопросы». В областном бюджете так же по этой статье расходы составляют почти 800 млн. рублей. Насколько эффективно они будут использованы – большой вопрос?
А в это время закрываются медицинские учреждения, родильные отделения. В области планируют строительство новых ФАПов, но в это время нет средств содержать имеющиеся и их ради экономии переводят из специализированных зданий в приспособленные помещения. Это ли не современный вид геноцида?
Не выполнимыми остаются программы «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан», т.к. и здесь на федеральном уровне идет урезание на 30%.  Но и эти цифры даны без учета инфляции.
Тут нужно говорить не о повышении качества жизни граждан, а о том, чтобы избиратели спросили о персональной ответственности высших управленцев за решения, способствующие разрушению и экономики и социальной сферы.
А как по другому? По данным Счетной палаты степень износа российских основных фондов превышает 50%. Но при этом на производство машин и оборудования направляется менее 1% объема инвестиций в основной капитал.
При рассмотрении  проекта бюджета надо обратить внимание на постоянное снижение бюджетных расходов по отношению к валовому внутреннему продукту. Эта тенденция, уже ставшая закономерностью, свидетельствует о глубоко антисоциальном характере проводимой в России экономической политики. Результатом этой политики становится то, что все большая часть создаваемого в стране валового продукта распределяется в пользу сверхбогатых. Благодаря чему растет число бедных и нищих. В подтверждении отмечаем, что фактические доходы бюджета с 2011 года (19,0% к ВВП) по 2015 год (16,9% к ВВП) сократились на 2,3%. В 2016 году ожидается снижение на 0,8%, а в 2017 году планируется снижение еще на 0,6% (15,5% к ВВП). А если  говорить о суммах, то потери бюджета в 2017 году составят более 3 триллионов рублей по отношению к 2011 году. В течение ближайшей трехлетки бюджет недополучит еще 10,5 триллиона рублей. Это почти три четверти среднегодовой доходной части федерального бюджета.
Эти цифры разоблачают безответственную и разрушительную политику кабинета правительства. Известные экономисты говорят, что названные процессы становятся опасными для страны.  Но,  Правительство продолжает бюджетный процесс как подспорье своей антинациональной политики.
Сегодня много говорят о стабильном росте производства сельскохозяйственной продукции. Про рекорды можно говорить, если сравнивать с предыдущими годами. А если взять базисом действительно лучшие показатели, то о рекордах говорить не приходится. Очевидно, что АПК необходимо уделять особое внимание. Но правительство делает это лишь на словах. На практике расходы на сельское хозяйство снижаются в бюджете 2017 года по сравнению с 2016 годом на 5,4%. А в 2019 году они, согласно бюджетному проекту, должны снизиться по отношению к 2016 году уже на 11,5%. С учетом инфляции расходы на АПК сократятся не менее чем на четверть. Поэтому модернизацией в АПК так же не пахнет. Она возможна, если АПК будет получать такую поддержку как в США — 20% от расходной части бюджета.
Действующая власть постоянно убеждает население, что принимаемый бюджет обеспечивает социальную направленность. Но цифры проекта бюджета показывают, что он  наоборот антисоциален.
Мы говорили уже о медицинском обслуживании населения. Видно, что Правительство не считает нужным тратить существенные бюджетные средства не только на физическое, но и на духовное здоровье, т. е. на культуру. В 2017 году расходы по разделу «Культура и кинематография» составят всего 87,3% по отношению к расходам 2016 года. А к 2019 году объем финансирования этой сферы сократится уже до 83,7%.  Даже с учетом прогнозируемого уровня инфляции в 4%, в течение предстоящей трехлетки фактические расходы на культуру и кинематографию  сократятся по отношению к 2016 году минимум на треть.
Тоже самое можно сказать и поддержке физической культуры. Если на 2017 год в проекте бюджета заложено существенное увеличение расходов или на 35,6%, то на 2018 год уже снижение по отношению к 2017 году на 37,5%, а в 2019 году расходы составят лишь 62% от расходов на 2017 год или наполовину к расходам 2016 года.
Можно увидеть интересную картину, когда на первый, из трех лет прогнозируемого в бюджетном проекте, период, кабинет министров «рисует» увеличение финансирования по ряду разделов и направлений, а в следующие два года закладывает такое же их сокращение, что полностью обесценивает его изначальную прибавку. В итоге через три года некоторые статьи расхода будут значительно скуднее чем в 2016 году. Это нельзя назвать по другому, как шулерство.
В Федеральном бюджете из всех 14-ти разделов расходной части федерального бюджета последние 7 лет наиболее динамично растут расходы по разделу «обслуживание государственного долга». За очередные три года они вновь вырастут на 230 млрд. руб.  Общая сумма этих расходов в 2019 году составит 869,5 млрд. руб. и впервые на 51,3 млрд. руб. превысит расходы по разделу «Межбюджетные трансферты», вдвое превысят расходы на прикладные научные исследования, составят 92% от общей суммы расходов на образование и здравоохранение, осуществляемых из федерального бюджета. Рост государственного долга на 1% по отношению к ВВП сопоставим с расходами на сельское хозяйство и рыболовство, на что выделяется также 1%.
Насколько существенно могли бы увеличить бюджетные расходы на медицину и образование, развитие науки и культуры, на поддержку сельского хозяйства и другие отрасли экономики, если бы не такие масштабные затраты на обслуживание долга.
Напрашивается тревожный вывод: правительство не ставит перед собой цель вытащить Россию из кризиса, обеспечить экономический рост и улучшение социальной ситуации.  Правительство не справляется с задачей мобилизации ресурсов для обеспечения дальнейшего развития России, укрепления ее позиций на мировой арене. Планируемый скудный рост инвестиций на 5-6% при заведомо заниженной инфляции в 4% не может способствовать подъему отечественной экономики, даже прогнозируемый двухпроцентный рост ВВП. На это указывает и то, что завися от курса доллара, не учитывается рост стоимости доллара по отношению к рублю как минимум на 5-6%, т. е. превысят показатели ожидаемой инфляции. Работающее население успокаивают обещаниями роста заработной платы на 4,7-5%. При этом рост реальной зарплаты в 2017 году прогнозируется в пределах 0,4%, 2018 г. - 2%, в 2019 году — 1,6%, а рост реальных доходов населения составит по этим же годам 0,2%, 0,5%, 0,8%.  Все это скажется на потребительском спросе, который расти не будет, что показывает на отсутствие реального фактора развития экономики.
Правительство в этой ситуации рассчитывает на использование Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Но ситуация складывается так, что Резервный фонд будет исчерпан в 2017 году, а Фонд национального благосостояния сократиться с 4,6 трлн. руб. до 2,7 трлн. руб. В 2019 году. Все  выглядело  по другому, если бы прислушались к рекомендациям КПРФ активнее использовать эти средства для развития реального сектора экономики.
По этому бюджету, по-прежнему, в стране продается на 20 трлн. рублей народного сырья, а в бюджет попадает из них 7-8 трлн. рублей. А 12  трлн. рублей — это дань, которую платит наша держава олигархии. Этот бюджет углубляет раскол общества. За прошлый год олигархия увеличила капиталы на 42%, а граждане обнищали на 20%.
Как можно говорить, что бюджет социально направленный, когда по нему невозможно реально развивать системы здравоохранения, образования, культуру и массовый спорт.
Представленные проекты бюджета как федеральный, так и областной- провальные, антисоциальные и антиконституционные. Но страну можно вывести из кризиса приняв во исполнение предвыборные программы КПРФ, в котором указаны источники пополнения казны: национализация природных ресурсов и стратегических отраслей экономики, введение прогрессивной шкалы подоходнего налога, усиления бюджетной поддержки национальной экономики и ее технического обновления, восстановление регулирования внешнеэкономической деятельности, возвращение государственной монополии на спиртоводочную продукцию и табак.
Осуществив все это, можно удвоить доходы российского бюджета. А представленный проект бюджета неизбежно  вслед за экономическим кризисом  приведет к политическому кризису.