Автобиография Новикова Владимира Григорьевича

Родился 25 ноября 1949 года, через четыре года после Великой Отечественной войны. Мне повезло, что отец Новиков Григорий Иванович, 1923 года рождения, участник войны, старшина минометного взвода, остался жив. Демобилизовавшись в 1947 году, закончил школу агрономов в Шушенском, в 1948 году женился.
Повезло мне второй раз, что моя мама, Харченко Мария Ивановна, 1929 года рождения, провела со своей сестрой и мамой два года в оккупации в с. Городище Луганской области и осталась жива. После освобождения Красной Армией старшая сестра Полина в 18 лет ушла на фронт, а моя мама с бабушкой уехали в Оренбургскую область, где в эвакуации был мой дед Харченко Иван Логинович. Мама после окончания школы, закончила медицинский техникум и вышла замуж за отца.
Родился я в с. Белогорка Беляевского района, где отец работал агрономом. Так уж получилось, что родители жили и работали в малонаселенных селах: Белогорка, Лещево, Конезавод (с. Степана Разина). Сегодня осталось только с. Белогорка. В школу пошел в с. Степана Разина. Четырехлетка размещалась в одном классе. Занятия проходили в две смены. В первую смену наша первая учительница Мария Петровна, давала уроки  для первого и третьего класса, а после обеда – для второго и четвертого класса.
Жизнь была удивительно насыщена. Страна, а естественно и мы, пацаны, жили еще под воздействием недавно прошедшей войны. Мы впитывали жадно рассказы о войне, играли в войну, ненавидели фашистов. Делали пистолеты –поджиги, заряжали в гайку списочную серу и скручивали болтами, чтобы потом взрывать кидая в камни или железные колеса или разогревая в кострах. Опасные были игры. Но судьба нас миловала.
 Это было удивительное время постоянного новшества. Освоение целины. В нашем селе также распахивались дополнительные площади под зерновые. В небольшом нашем селе имелся молочный гурт скота, большая отара овец, свиноферма, утятник, птичник, выращивалась капуста, картошка, имелись бахчи. Вероятно, когда-то в селе был конезавод, потому что стояли из камня выложенные конющни, с клетями для каждой лошади.
В эти сложные для страны пятидесятые годы, каждый год в нашем небольшом селе что-то появлялось новое. Построили несколько многоквартиных домов, новый и достаточно большой для села клуб, в котором установили кинопроектор и один- два раза в неделю показывали художественные фильмы; построили новый магазин. Открыли детские ясли-сад, заведующей в который поставили мою маму. В селе появился фельдшер. На уличных столбах появились электрические лампочки, а в центре села репродуктор. На моей памяти еще бегали автомашины «полуторка», колесные трактора «ЧТЗ» и «СТЗ». Но вот появились первые уникальные трактора: гусеничные «ДТ-54;», колесные «Беларусь».
Мы, пацаны, жили полной жизнью своего села. Не только купались в большом пруду, плотина которой была протяженностью метров триста, ловили рыбу, катались на деревянных лыжах по окрестным горам, а весной и летом в этих горах добывали дикий лук, картофель, щавель и т.д.  Конечно, бедокурили: ходили за десятки километров, на так называемые «птичьи базары», собирали яйца, которым затем «обстреливали» и друг друга и своих ровесниц. Пытались стать быстрее взрослыми, баловались окурками. Мы активно помогали взрослым. Совсем пацанами помогали во время массовой стрижки овец, трамбовали шерсть в мешках. В четвертом классе собирали картофель, бахчи. Помогали в выращивании сельского парка. Во дворе  школы посадили и вырастили тополиный парк.
Для нас было естественным стать пионером, так как воспитывались на примерах Героев-пионеров, участников войны. Когда учились в третьем классе, четвертоклассников принимали в пионеры, а нас нет. Нам было досадно. В четвертом классе почему то, не было приема в пионеры. А после окончания четырехлетки, меня родители отправили «в люди», в г. Рязань, где жила родная тетя Полина, фронтовичка, в семье которой росли сын Владимир, одногодок и младшая дочь Оля. Учился в интернате и только на выходной ходил к тете.
Первого сентября все, в том числе и мой брат Вова, шли в школу в пионерских галстуках. Тетя Полина, чтобы я не выделялся из всех, также повязала мне галстук. Никто не поинтересовался, принимали ли меня в пионеры, так это было в те годы естественным. Так я стал пионером, затем мне выдали пионерскую книжку, чем я очень гордился.
У родителей уже росло три сына. Всех в люди не отправишь. И родители переехали в другое село, четвертое отделение совхоза «Беляевский», где была школа-восьмилетка. Ныне это село Междуречье, расположенное на речке Уртя-буртя, являющаяся границей с Казахстаном.
В сентябре 1964 года, учась в восьмом классе, меня и еще несколько моих  товарищей принимали в комсомол. Время было не простое. Были проблемы в экономике, особенно в сельском хозяйстве. В 1963 году в городах хлеб выдавали не более одной булки в руки. Я рос достаточно начитанным пацаном. Любил читать мемуары о Гражданской войне, Великой Отечественной. Любимой газетой была «Пионерская правда». Но больше информации получал из разговоров взрослых, особенно, когда в доме отца, работающего управляющим отделения совхоза, собирались руководители совхоза, района, приезжая по делам в село. Они вели разговоры о проблемах и просчетах политики Н.С.Хрущева. Поэтому, когда меня на собрании спросили: «Будет ли построен коммунизм?», о построении которого Н.С.Хрущев заявил в 1961 году, то я смело и бесшабашно заявил: «Нет, не будет, если и дальше так будет развиваться экономика.» Поднялся шум. «Как же так? Как можно такое заявлять?».
 И все-таки меня приняли в комсомол. Решение собрания должен был утвердить райком комсомола и выдать комсомольские билеты. До райцентра было 60 километров сельской дороги. Так уж получилось, что в ту осень, нас не смогли вывезти в райцентр. Весной мы сдали госэкзамены, получили аттестаты. Кто поехал учиться в ПТУ, кто в техникум, а три девчонки и я поехали в р.ц. Мартук Актюбинской области, учиться в старших классах. Снова в люди. Жил на квартире в семье Выжимок, хозяин которого был учителем немецкого и английского языков, а хозяйка, этническая немка, сидела дома с детьми. Удивительная культурная семья, в которой я стал родным и с которыми до сих пор поддерживаю отношения.
В мае месяце, перед завершением учебного года, проходили отчетно-выборные комсомольские собрания. Меня одноклассники рекомендовали в состав Комитета комсомола школы. После собрания класса мы гурьбой шли домой. И тут я вспомнил, что не являюсь членом ВЛКСМ, о чем сразу заявил комсоргу Наде. Удивительное всегда рядом. На следующий день на комсомольском собрании класса меня приняли в комсомол. А на следующий день в райкоме ВЛКСМ мне вручили комсомольский билет, и в тот же день вечером, на комсомольском собрании школы меня избрали членом комитета ВЛКСМ школы.
Для меня это стало по жизни не казенным делом. Я искренне верил в идеалы комсомола. Меня восхищала героическая история комсомола. Хотелось быть похожим на ее героев, быть сопричастным к ее сегоднящним делам.
Пора было выбирать жизненный путь.  Уже несколько лет я бредил профессией военного летчика. С другом-однокласником Сашей Веселым мы готовились: занимались спортом, тренировали вестибулярный аппарат. Но судьба распорядилась по- иному. Медицинская комиссия не допустила в летное училище. По настоянию родителей уехал в г. Оренбург, поступил на машиностроительный завод. Работал электрокаробрикетировщиком.
За неполный год работы на заводе особенно комсомольская жизнь не запомнилась. Жил в рабочем общежитии. Было много общественных мероприятий. В этом 1967 году, к 50-летию Октябрьской революции вводили в строй ДК «Россия» и мы часто ходили на субботники. А зимой там уже проводили различные концерты, танцы. В библиотеке проходили встречи с поэтами и писателями. Так мне запомнилась молодая поэтесса, работница нашего завода, Емельянова Надя, которая впоследствии стала известной поэтессой.
Вновь готовился для поступления в летное училище. Военкомат  послал учиться на радиста. Весной проходил медицинскую комиссию. Когда успешно прошел окулиста, вестибулярный аппарат, был бесконечно счастлив и уверен, что на этот раз буду учиться в знаменитом Оренбургском  летном училище. Но категоричный диагноз в кабинете «Ухо-горло-нос», об известковых отложениях в ушах, в результате перенесенного заболевания в детстве, повергло меня в шок.
В мае этого года меня призвали в Армию. Служба проходила в Тургайских степях Казахстана, где разворачивалась дивизия стратегических межконтинентальных ракет. Закончив «учебку» младших командиров, служил в роте охраны и минирования. Командовал отделением, затем был зам. командира взвода, а последние полгода, в связи с выездом командира взвода на учебу, исполнял его обязанности.
Надо отметить, что армейский комсомол был достаточно активен. 1968 год – год 50-летия Комсомола. Возможно, в связи с этой датой, в дивизионном Доме культуры была организована дискуссия об истории комсомола и роли ее в жизни молодежи страны.  Удивительно открытая дискуссия, в которой участвовали все желающие: солдаты, сержанты, молодые и опытные офицеры политработники вплоть до политотдела дивизии. Кстати, тогда еще служило немало офицеров, участников Великой Отечественной войны. Для меня было неожиданным критические высказывания о комсомоле. Говорили, что комсомол себя изжил, так как нет уже тех героических дел комсомольцев Гражданской и Великой Отечественной войн, периода индустриализации и восстановления экономики после войны,  освоения целины. Выступающие, в основном, солдаты и сержанты, говорили, что молодежная организация нужна, но она должна называться по - другому.
Через некоторое время эти дискуссии были прекращены. Насколько помню, в память не врезались яркие воспоминания по защите роли современного комсомола. Однако твердо можно сказать, что никаких последствий ни для кого не было за такие крамольные мысли и высказывания. В роте и полку регулярно перед дежурством проходили комсомольские  собрания, что создавало дополнительную моральную  нагрузку, помимо командиров и политработников, на ответственное несение службы.
А нарушений военной службы были и не мало. С нашего полка за нарушение воинской дисциплины несколько сержантов были осуждены на два года в дисциплинарный батальон. Они пострадали и за собственную удаль и за недисциплинированность своих солдат, которые отделывались 15 сутками гаупвахты, а их командиры годами дисбата.
На одном из таких комсомольских собраний один из солдат вышел к Президиуму и положил на стол комсомольский билет, заявив, что не хочет быть комсомольцем. Развернулось жаркое обсуждение. Одни категорично говорили, что надо немедленно его исключить из комсомола и возможно с позором комиссовать из армии. Другие философски заявляли, что этим самым мы облегчаем жизнь этому солдату. Надо ему объявить выговор и заставить его выполнять требования Устава комсомола. Пусть он живет не бирюком-одиночкой, а общей жизнью со всем коллективом. В итоге возобладала вторая точка зрения. Мы вечером долго ходили с этим солдатом Сашей и я ему настойчиво объяснял роль и значение комсомола в жизни каждого из нас. Вспоминали и о героях Гражданской и Отечественной войны и о тех, кто проявил героизм в мирное время на пожаре, спасая людей, рискуя  своей жизнью. Трудный был разговор. Он остался в комсомоле и, интересно, как у него сложилась дальнейшая жизнь.
Большинство молодежи тех лет были искренними патриотами, соответственно не представляли себя вне комсомола. В 1968 году напряженная ситуация сложилась в Чехословакии и мы следили за их развитием, восхищались героизмом и самопожертвованием  наших офицеров и солдат.  В 1969 году произошли события на острове Даманский. Это настолько всколыхнуло патриотизм солдат в дивизии, что более 70 процентов из них написали заявления, чтобы их немедленно направили в горячие точки, на защиту границ СССР.
После службы достаточно случайно я оказался вновь в г. Рязань. Поступил в Рязанский радиотехнический институт. Наш вузовский комсомол был самым активным отрядом областной комсомольской организации. В ее летописи достаточно много полезных дел. Комсомолу много доверяли. Внутри студенческая жизнь практически управлялась вузовским комсомолом. Он, вместе с достаточно влиятельным студенческим профсоюзом, отвечал за распределение мест в студенческих общежитиях, за организацию студенческого досуга, обеспечение правопорядка в общежитиях, в вузе, на вечерних мероприятиях собственными силами дружинников и оперативно-комсомольскими отрядами. Мощная структура ОКО входила в состав правоохранительных сил города, выполняла их конкретные оперативные задания.
В памяти сохранился туристический клуб «Альтаир», который располагал собственной базой проката туристического имущества. Об этом можно долго и интересно рассказывать. Мой товарищ Василий Горбач за пять лет прошел походами Кавказ, Альпы, Кольский полуостров, Приполярный Урал, Саяны, и даже побывал на Камчатке. С его группой и я побывал на Кавказе, Приполярном Урале и на Кольском полуострове.
Три года подряд на зимние каникулы мы ходили в «Звездные походы» по Рязанской области. Ходили на лыжах. Ночевали в школах и клубах. Встречались с ветеранами, записывали их воспоминания. Вечером давали концерты. 
На каникулах и в выходные дни у нас студентов была возможность выезжать на экскурсии в другие города. Так за студенческие годы и мне удалось побывать в Ленинграде, Киеве, Минске, Владимире, Великом Новгороде, Волгограде, Гусь-Хрустальном, многократно в г. Москве.
Славной страницей жизнедеятельности комсомола были строительные отряды. Долгое время комсомол самостоятельно выбирал объекты строительства и старались уезжать подальше: в Казахстан,   на Север. Сами готовили рабочие профессии, стажировались по выходным на стройках, овладевая профессиями каменщиков, штукатуров, бетонщиков, облицовщиков, столяров и т.д. Был большой конкурс в строительные отряды. За лето бойцы стройотрядов зарабатывали в пределах одной тысячи рублей. Это были большие деньги.
Затем использование стройотрядов было поставлено на государственную основу.  Уже стало обязательным хотя бы одно лето отработать в стройотряде. В 1972 году наш сводный отряд, состоящий из одиннадцати линейных отрядов, принял участие во Всероссийской комсомольской стройке – Рязанской ГРЭС. Нашему отряду досталось возводить засолочных цех на 300 тонн овощей.
Позже мне пришлось участвовать в стройотрядах на строительстве общежития для собственного вуза, на возведении городского парникового хозяйства, руководил районным штабом стройотрядов в Рязанской области, был комиссаром сводного строительного отряда, работавшего в г. Ловеч в Болгарии.
Первые три года студенческой жизни осенью мы ездили в села на уборку картофеля и свеклы, чем была богата рязанская деревня. Это тоже была школа жизни. На втором курсе пришлось взять на себя все организационные вопросы и обеспечения жизни, питания и работы двух студенческих групп, так как назначенные руководители молодые аспиранты оказались бездеятельными.  Организовав размещение студентов по домам селян, обеспечив их регулярным питанием, была достигнута договоренность с председателем колхоза об объеме работы, после завершения которого он обещал нас отпустить. Был организован эффективный труд, соревнование за быстрое и качественную подборку картошки. За две недели мы выполнили свой объем работы, что было неожиданным для руководства колхоза, считавшего, что студенты будут вяло и лениво работать. Он попросил убрать еще одно поле. Мы согласились. Работали допоздна, иногда даже под свет фар автомашин, в которые мы грузили собранную картошку. Под крики «Ура» мы выполнили и эту норму. На следующий день был банный, спортивный и концертный. Топили деревенские бани «по черному», состоялся товарищеский футбольный матч, а вечером дали собственными силами концерт для селян, забивших сельский клуб. В итоге мы выиграли неделю, которую смогли провести дома с родителями.
После окончания вуза, выбрал для распределения Рязанское конструкторское бюро «Глобус». Во-первых, нравился город, во -вторых, было хорошее блочное общежитие, в -третьих, оклад составлял 120 рублей, что на 10 рублей было больше чем в других местах. Сразу включили в общественную жизнь. Но вскоре поступило  предложение и избрание в комитет комсомола родного вуза. Работал три года секретарем комитета комсомола по идеологии. Наш вузовский комсомол был на особом счету в обкоме комсомола, как самая крупная и активная  комсомольская организация. Не всегда вышестоящему руководству нравились наши инициативы. Так на одном из Пленумов ГК ВЛКСМ обсуждался вопрос «О формах и методах культурного и патриотического воспитания молодежи». На Пленуме выступали представители разных производственных и учебных комсомольских организаций с самоотчетами. А комсомольский вожак милиции сетовал, что не хватает дружинников для патрулирования на улицах и в молодежных общежитиях. Попросил слово. Я рассказал об энергичной, многогранной жизни семитысячной комсомольской организации, об инициативах молодежи, которые невозможно было осуществить, из-за нехватки материальной базы. И предложил организовать комсомольскую общегородскую стройку Дома молодежи. Меня на это вдохновил пример, когда такой общегородской стройкой стало здание филармонии. Рассказывали, что первый секретарь Рязанского ОК КПСС был за прораба. Работали все трудовые коллективы города. И здание было взведено за три месяца.
Мое предложение не поддержали. Более того в обкоме комсомола выговорили за непродуманное выступление. Но мы жили, фантазировали и работали.
Шло время. Потянуло домой. Так в 1978 году вернулся в г. Оренбург. Работал в отделе рабочей и сельской молодежи ОК КПРФ, в составе которого трудились Науменко Н., Гаврилов В., Шарипова Р., возглавлял Ушаков В.
Было не мало интересных дел. Организация соревнований комсомольско-молодежных трудовых бригад, участие в «битве за урожай», работа «Комсомольского проектора», областных конкурсов профессионального мастерства, ежегодных выставок технического творчества молодежи и т.д.
Для меня памятным осталось участие в достройке здания обкома комсомола. Как сотрудника отдела рабочей молодежи ОК ВЛКСМ, мне поручили сначала формировать комсомольские отряды на отделочные работы, затем ездить то в г. Орск, то в г.Новотроицк и пробивать заказы на деревянные отделочные работы, двери, столы и шкафы. Затем стал ездить в Москву, где через базы ЦК ВЛКСМ отгружал осветительное, отопительное, сантехническое  оборудование. Мне удалось еще и поработать в этом здании
Комсомол мне дал большую школу жизни, умения работать с людьми. И когда с облисполкома позвонили с просьбой рекомендовать хорошего работника в облисполком, секретарь ОК ВЛКСМ Башкатов А. рекомендовал меня. Так я стал советским работником, проработав семь лет инструктором в облисполкоме, затем меня избрали депутатом Александровского райсовета и заместителем председателя РИК.
Поступательное социалистическое движение было прервано из-за предательства высшего руководства КПСС в лице Горбачева, Ельцина, Яковлева, Шеварнадзе и других. Но идеалы, заложенные во мне комсомолом, всей героической историей  нашего советского государства, сделали меня достаточно устойчивым ко всем историческим передрягам. Ни на минуту у меня не было сомнений в верности наших идеалов. Пришлось пережить не мало, даже  обвинений в уголовных преступлениях.    Но уже осенью 1991 года мы в Александровском районе  стали восстанавливать партийную организацию. После переезда в г. Оренбург, стал активно помогать Ю.В.Никифоренко, возглавил восстановление партийной организации Центрального района г. Оренбурга, затем возглавлял городскую парторганизацию и уже тринадцать лет возглавляю областную партийную организацию.
 В 1996 году впервые принял участие в выборах в городской Совет депутатов. К сожалению, тогда был единственным коммунистом, победивший в одномандатном округе. В 1998 году, не взирая на яростный компромат со стороны властей, стал вместе с шестью своими товарищами – коммунистами,  депутатом Законодательного Собрания области. Пережил вместе с партией провал на выборах как в Законодательное Собрание области, так и в Госдуму, которое стало возможным из-за внутрипартийного раздрая, организованного Г. Семигиным и группой корыстолюбивых коммунистов. В Законодательном Собрании области третьего созыва не было ни одного коммуниста. Позицию свою мы восстановили в четвертом созыве, когда завоевали шесть мандатов, подтвердив это и в пятом и в шестом созывах. В Законодательном Собрании области постоянно работал в комитете по местному самоуправлению. Два  созыва был председателем комитета. И уже четвертый   созыв возглавляю фракцию КПРФ в Законодательном Собрании области.
Работа фракции КПРФ в Законодательном брани области – один из важнейших участков борьбы коммунистов за интересы трудового народа. Это были годы активной работы, используя все возможные формы. Работа с законодательным инициативам.
 
 
Только за четвертый созыв законодательное Собрание области при активном участии депутатов-коммунистов приняло более 50 областных программ. В их числе: «Обеспечение жильем молодых семей», «Дети Оренбуржья», «Культура Оренбуржья», «развитие машиностроительного комплекса области», «Социальное развитие села до 2012 года» и т.д.
 Им, вместе с другими депутатами, остро ставились вопросы в 1998 году о бесконтрольности роста цен и тарифов на услуги ЖКХ, о выплате зарплаты работникам бюджетной сферы, пенсий и детских пособий,
Несколько лет В.Г.Новиков настойчиво ставил вопрос о реконструкции областной библиотеки. И то, что сегодня областную библиотеку украшает красивое здание, есть заслуга и В.Г.Новикова.
Особой заботой депутатов-коммунистов является сверхкритичная ситуация в сельском хозяйстве. При формировании бюджета области депутаты-коммунисты из года в год ставят вопрос увеличения финансовой поддержки производителей сельскохозяйственной продукции, утверждения твердых государтственных заказов и ликвидацию диспаритета цен. Власть отделывается  обещаниями. Поэтому по инициативе руководителя фракции КПРФ В.Г.Новикова  в 2011 и 2012 годах проводились областные сходы сельхозпроизводителей
Депутаты фракции КПРФ выступали и продолжают выступать против проводимой сегоднящним правительством России в целом и Оренбургской области, в частности, социальной политики. Руководитель фракции В.Г.Новиков по поручению фракции постоянно выступает с критикой работы правительства области, отраженной в отчете губернатора области Ю.А.Берга. А на выборах губернатора области, твердая позиция коммунистов против кандидатуры Ю.А.Берга, вызвала со стороны властей озлобленность, выразившаяся в освобождении В.Г.Новикова от должности председателя комитета.
Большинство законодательных инициатив фракции КПРФ не проходит «единороссовский барьер». Вместе с тем, после длительной борьбы удалось на два года снизить трудовой стаж для получения звания «Ветеран труда». С 2010 года бились за принятие закона О детях войны» и только в 2014 году удалось найти компромисс и принять закон «О льготах отдельным  категориям гражданам». Принят также закон «О Знамени Победы», инициированный коммунистами.
Только за 2011 – 2014 годы фракцией КПРФ внесено около 20 законопроектов.
По инициативе В.Г.Новикова с 1998 года стали практиковать информационные дни депутатской группы «За социальную справедливость», а затем и фракции КПРФ, выезжая большой депутатской группой в районы и города области, проводя каждым депутатом по две-три встречи с избирателями.
В арсенале КПРФ и такая форма как автопробеги по сельским местностям, которые проводятся с 2007 года. 
 
 
Все эти годы приходится много заниматься с молодежью, воссозданием комсомольских организаций.
Верю, что будущее страны за теми идеалами, которыми мы жили, будучи комсомольцами. И всей своей деятельностью мы приближаем это время.