Встречи среди руин. МАРИУПОЛЬСКАЯ ТРАГЕДИЯ

10 мая 2022 года
Встречи среди руин. МАРИУПОЛЬСКАЯ ТРАГЕДИЯ

Кто бы мог подумать в далекие сороковые-пятидесятые годы, когда город Мариуполь вставал в полную производственную мощь, расширялась и укреплялась социально-культурная инфраструктура... Город на берегу Азовского моря рос, расцветал, благоустраивался, утопал в садах и тюльпанах. Три мощных предприятия «Азовсталь», «Азовмаш», Металлургический комбинат имени Ильича дополняли десятки предприятий легкой и перерабатывающей промышленности, объекты социальной инфраструктуры. Численность населения выросла до 600 тысяч человек.

Но нагрянули неожиданно перемены. Мариупольцы в марте 1991 года дружно голосовали, чтобы жить в едином СССР. Но проклятущая троица: Ельцин, Кравчук, Шушкевич решили судьбу народов вопреки историческим законам.

Разжигаемый колонизаторами бандеровский нацизм в меньшей мере коснулся Мариуполя. Грабительские нормы рынка такими дельцами, как Ринат Ахметов, внедрялись беспощадно. Уходили из жизни хозяйственники советской эпохи, и тускнела жизнь трудового города. Владимир Семенович Бойко - директор Металлургического комбината имени Ильича - был не только профессионалом-руководителем, но и заботливым хозяином для города. Он развивал подсобное хозяйство, строил спортивные комплексы и зоны отдыха для трудящихся, обеспечивал рабочих комбината свежей высококачественной сельхозпродукцией. Заботился и о работниках села. Строилось современное жилье, объекты соцкультбыта. Села и город соединялись асфальтированной автотрассой. Население только села Чермалык составляло более 600 человек. Теперь производство развалено и в этом селе живет не более 40 человек...

В Мариуполе еще была работа, действовала инфраструктура. Да, нацисты отключали город от нормальной жизни, даже изгоняли из школ русский язык.

Но запретить людям говорить на родном языке невозможно. Поэтому жители Мариуполя негативно восприняли майдан в Киеве и вовсе отрицали идеологию нацизма. Когда начались референдумы в Луганской и Донецкой областях о самоопределении, в Мариуполе на избирательные участки выстроились длинные очереди.

Стояли семьями, с малыми детьми. Они очень надеялись, что с ними произойдет то же, что и в Крыму, - быстро и мирно перейдут под юрисдикцию России.

Новый урок предательства мариупольцы ощутили, когда ополченцы, стоявшие на окраинах города, с приходом которых, они надеялись, установится мир, вдруг по воле тех же политиканов отошли и оставили их в руках бандеровцев. А бандеровцы не церемонились и нагло проводили кровавые провокации. Обстреляли квартал жилых домов и территорию рынка. А затем они объявили, что это сделали ополченцы. Но горожане своими глазами видели, откуда велась стрельба. Для укрепления своей позиции и окончательного запугивания мариупольцев нацисты 9 мая 2014 года разогнали праздничную демонстрацию, стреляя в ее участников. Начались кошмарные дни фашизма.

Как теперь говорят мариупольцы? они готовы были жить под любым флагом: украинским, российским, главное, чтобы можно было жить, чтобы была работа, не притесняли веру, не запрещали язык. По городу разгуливали автоматчики, создавая впечатление оккупационной зоны. Украинские СМИ нагнетали страсти, стремясь озлобить между собой украинцев и русских. Поэтому, когда В. Путин, президент России, объявил о начале военной операции по денацификации и демилитаризации Украины, мариупольцы вновь думали, что смена власти произойдет быстро и без войны.

Но война ворвалась в город. Грохот канонады, взрывы снарядов, мин и ракет загнали мирных жителей в подвалы домов. И все-таки вначале думали, что это продлится 2-3 дня. А военные действия все обострялись. Город стремительно разрушался. И разрушения, обстрелы жилых кварталов начала, как и в 2014 году, своя же украинская армия. Вначале для того, чтобы свалить эти обстрелы на войска ДНР и России и обозлить население. Затем просто от собственной бессильной злобы на мариупольцев, которые в большинстве своем не поддержали нацистов.

Население рвануло в бега, кто куда, где у кого родственники, друзья или куда глаза глядят. Более 150 тысяч жителей эвакуировалось в Россию. Мы на двух блокпостах видели большие группы людей и разбитые палаточные лагеря. Еще несколько сот тысяч граждан уехало в страны Европы. Но многие забились в подвалы. Не стало света, газа, вода стала бесценной. Не работали порушенные и разграбленные магазины. Не стало продуктов питания. Помощи от «защитников» никакой не было.

Полковник Юстас из ЛНР в середине апреля приехал по делам в Мариуполь и познакомился с жителями пятиэтажного дома в переулке Каховского, 33. Ему навстречу из подвала вышли в основном пожилые люди - до 70 человек, подвал стал им самым безопасным местом жительства. В отдельных клетках бетонных фундаментов они организовали семейные жилища, закрыв входы одеялами. На земляном полу лежали доски, фанера, картон, покрытые матрасами. У кого-то стояли столики, стулья и даже кресла. Здесь были и дети, и больные. Условия такие, что у многих гноились ранки.

Пищу готовили на костре на улице в перерывах между обстрелами. Иногда пищу засыпало близким разрывом или она сгорала, когда долго шел обстрел и выйти не было возможности. Беда людей сдружила. Взаимовыручка продуктами, водой, лекарствами превратила их в одну семью, хотя раньше порою не замечали друг друга.

Этому дому повезло, он не сгорел. Два танковых снаряда пробили торцовую стену на пятом этаже. В разрушенной квартире погибли супруги. Другой снаряд отрекошетил от фасада у крыши дома. Во многих квартирах выбиты стекла. На первом этаже сорваны даже металлические решетки. Два ребенка погибли от пуль снайпера.

Живущие в подвалах мариупольцы пытаются отмахнуться как от неизбежных последствий войны - от столкновений с пьяницами, от случаев грабежей. Лишь бы быстрее закончилась война, стрельба, уносящая жизни людей. Их крайне удручает: неинформированность, когда нет телевидения, радио, не работают сотовые телефоны. И когда по российскому ТВ передали, что в Мариуполе закончились боевые действия, а в городе продолжали дрожать дома от канонады, а с летящих самолетов срывались ракеты, когда остатки жителей продолжают жить в подвалах, это не прибавляет доверия к властям. Сегодня жителей Мариуполя волнуют и такие вопросы: сколько времени займет восстановление жилого фонда города, будут ли вновь свет, газ, тепло? Они уже думают, как будут встречать новые холода.

Мариупольцы ждали завершения военных действий и бесконечно благодарны российским подразделениям, которые стали снабжать их хлебом, водой, продуктами, лекарствами, помогают эвакуировать, прежде всего больных и неходячих.

Трагедия для многих семей заключалась и в том, что, находясь в одном городе, но в разных рай-онах, родственники не знали о судьбе друг друга все эти два месяца. Сергей, молодой мужчина, приехал из Москвы, чтобы разыскать своих родителей и брата. Родителей он нашел, их эвакуировали. Теперь ищет брата.

Света не знала о судьбе своего брата, его семьи и мамы, живших в другом районе города. 25 апреля Юстас, пользуясь своими полномочиями, вместе со Светой пробился через многочисленные блокпосты военных и добрались до необходимой улицы. Дом брата оказался разрушенным. Под обломками оказались жена и пятилетняя дочь брата Катя. Ему удалось их вытащить. К счастью, они были живы. А вот детским меховым игрушкам Кати не повезло - из них достали осколки от снаряда. Таких историй не счесть.

Война вскрывает удивительную теплоту и доброту людей. Война, беда, разруха, нет еды, вода на вес золота. А на соседней улице стоит во дворе разбитого снарядом дома голубятня. И сердобольный Виктор в перерывах между обстрелами, ежедневно ходит сюда, чтобы покормить голубей. К людям жмутся кошки, собаки со всей округи, брошенные уехавшими хозяевами. И люди, переносящие сами тяготы подвальной жизни, стараются поддержать этих домашних животных.

А Юстас рассказал, как из одного населенного пункта военные эвакуировали людей. Их загрузили в один КамАЗ, и когда тронулись в путь, следом, скуля и лая, бежала стая разнопородных собак. Сердце сжалось, и Юстас дал команду солдатам загрузить в другой КамАЗ «спутников жизни», также страдающих от войны.

А жизнь продолжается. В очередную поездку в Мариуполь Юстас пригласил меня. Мы на его «Фиат-Дубле» приехали к его знакомым 24 апреля, в день Пасхи. Юстас специально спешил в этот день устроить полюбившимся ему мужественным людям небольшой праздник. С помощью друзей-пограничников он собрал необходимые средства, закупил заказанные ему лекарства, клюшки, продовольствие, питьевую воду. И по собственной инициативе захватил большой казан, специи, мясо, рис, чтобы приготовить праздничный плов.

После теплой встречи, объятий, выгрузив под ответственность старосты этой слаженной общины Анны Юрьевны Мининой весь гуманитарный груз, начали дружно готовить праздничный ужин. Женщины чистили овощи, резали мясо. Мужчины установили казан, развели костер. Готовить плов доверили мужчинам.

За разговорами, шутками не заметили, как поспел и плов. Быстро установили длинный общий стол. Юстас со слезами на глазах и дрожащим от волнения голосом приветствовал мужественных жителей этого дома и этого квартала. Потом он читал стихи об отце, ветеране войны: «Я хочу вернуться в Советский Союз».

Слово предоставили и мне, я выразил уверенность, что на эту благословенную землю вновь придет Мир, что приближающиеся праздники - День международной солидарности трудящихся и День Великой Победы советского народа над фашизмом - помогут нам обрести наше общее будущее без национальной розни, без войны, в Мире, Дружбе, Счастье.

Сегодня город еще мертв. Но мариупольцы верят: они восстановят его, потому что любят свой город, хотят жить и работать в нем, верят в будущее.

Владимир НОВИКОВ
ДНР

Газета «Советская Россия»
5 мая 2022 года
 


Новость от 10.05.2022