Полюс мужества Валерия Грушина

11 ноября 2019 года
Полюс мужества Валерия Грушина

№121 (30908) 31 октября 2019 года                   Газета "Правда"        


Автор: Александр ПЕТРОВ, заслуженный путешественник России.

В августе 1967 года студент Куйбышевского авиационного института комсомолец Валерий Грушин погиб при спасении детей на саянской реке Уда. Год спустя на месте гибели Валерия его товарищи установили памятник-барельеф, а в Жигулях прошёл первый Грушинский фестиваль авторской песни. За минувшие полвека фестиваль стал явлением общероссийского масштаба, число участников которого достигало ста пятидесяти, а по некоторым подсчётам, и двухсот тысяч человек. На нём не раз «отмечались» известные всей стране политики, а ведущие барды России входили в состав жюри и сами выступали на многочисленных площадках. Участвовали и в заключительных ночных концертах на сцене в виде гитары под парусом.

 

О памяти и беспамятстве

Эти концерты начинались с «Маленькой баллады о большом человеке», написанной о Валерии Грушине его однокурсником Борисом Есиповым. На Горе — так называют крутой волжский склон, где на скамейках, а то и на земле располагались тысячи поклонников авторской песни, загорались свечи и фонарики. Люди в едином порыве поднимались со своих мест и стоя слушали трогательную балладу о подвиге парня, который не пожалел своей жизни ради спасения попавших в беду детей.

Ветеранам клуба даже в кошмарном сне не могло приснится, что в 2019 году главный концерт на Горе откроется не песней о Грушине. На «гитару» выйдет известный автор и исполнитель Олег Митяев и запоёт: «Изгиб гитары жёлтой ты обнимаешь нежно…». А когда песня о Валерии всё-таки прозвучит, половина Горы не поднимется со своих мест. Кто он такой, в Самаре многие уже не знают. В годы Советской власти местные туристы часто сплавлялись по Уде и поддерживали памятник в должном порядке. С началом так называемой перестройки никто из самарцев на месте гибели Грушина не был.

И вот мы едем на поезде до Нижнеудинска, где группа из Самары должна объединиться с членами Иркутского областного клуба самодеятельной песни (КСП) под руководством Ирины Русановой и затем добраться до места трагедии. В составе нашей экспедиции «Хадама-19» есть представители Москвы и Волгограда, заслуженные путешественники России. И не менее заслуженные барды, лауреаты Грушинского фестиваля Константин Зарубин и Владимир Авраменко. Из иркутян — Глеб Агафонов, «снежный барс» (покоритель всех пяти семитысячников на территории бывших республик СССР), Константин Мамаджанов и Рауль Саитгареев. Руководит экспедицией недавно избранный президентом Самарского областного клуба авторской песни имени Валерия Грушина мастер спорта по туризму заслуженный путешественник России Виталий Шабанов.

По дороге до Нижнеудинска говорили о Грушине, о будущем клуба и фестиваля. Со дня гибели Валерия сменилось уже два поколения. Тех, кто его лично знал, осталось немного. А молодёжь судит о геройском парне по слухам и праздной болтовне.

— После его гибели ходили разговоры, что он якобы никого не спасал, — вспоминает ветеран клуба Тамара Муравьёва, автор книги о Грушине. — Я с Валерием ходила в походы, хорошо знаю, как произошла трагедия на Уде. И со всей ответственностью могу утверждать, что всё это клевета.

Познакомилась Тамара Алексеевна с Грушиным во время восхождения на Молодецкий курган. Когда у неё кончились силёнки, под руки подхватили два молодых человека и помогли подняться до самого верха. Одним из них был Валерий, другим — его друг.

Многие отмечают готовность Грушина помогать друзьям в трудные минуты. Чувство долга он, видимо, унаследовал от отца, боевого лётчика. В детстве носил домой то травмированных птичек, то бездомных кошек. Был хорошим и надёжным другом в походах. Виталий Шабанов, который играл с Валерием в футбольной команде, ночевал с ним в одной палатке во время походов по так называемой Жигулёвской кругосветке, отмечает ненавязчивую инициативу парня, который был энергичным и находчивым, когда требовалось. Но при этом не стремился выделиться или как-то обратить на себя внимание. Мог долго сидеть у костра и не участвовать в разговоре…

В то время в студенческой и туристской среде были необычайно популярны бардовские песни. Именно Валерий ответил на запрос времени — организовал песенный ансамбль «Поющие бобры», в который, кроме него самого, вошли два его друга. Они участвовали в конкурсах на туристских слётах и различных вечерах. Исполняли песни Бориса Вахнюка, Юрия Визбора, Валентина Вихорева — любимых бардов. А ещё он был фанатом и организатором водных походов. После его гибели в Куйбышеве был опубликован очерк под заголовком «Полюс мужества», в котором рассказывалось о подвиге Валерия Грушина.

Но самым популярным персонажем фестиваля постепенно становился Борис Кейльман. Боря, как называют его до сих пор несмотря на преклонный возраст, не был автором и исполнителем песен, разве что подпевал. Он специализировался в роли ведущего концертов, обрёл известность и стал президентом клуба. Когда фестиваль запретили, за его восстановление боролись теперешний председатель Совета ветеранов туризма Владимир Егоров, работавший тогда инструктором горкома КПСС, заместитель секретаря комитета ВЛКСМ конструкторского бюро, известного, как ЦСКБ, Алексей Вавилов и многие другие. Но Кейльмана среди них не было. Он выжидал, чем всё это закончится. А когда при активной поддержке первого секретаря Куйбышевского горкома КПСС Владимира Золотарёва фестиваль разрешили, Боря снова возник в качестве главного лица.

— Он умел красиво говорить и манипулировать людьми — так объясняет этот феномен член недавно обновлённого состава президиума клуба Ирина Тибушкина.

В результате этих манипуляций талантливые организаторы и барды выдавливались из клуба или уходили сами. А песни мельчали, их героями были уже не первопроходцы и романтики, люди долга и чести, а непонятно кто. Об этом писала наша газета в статьях «Куда несёт гитару под парусом?», «Грушинская тусовка» и других. Рядом с Борей всё чаще стала появляться его дочь Мария, которую называли просто Машей. И сын Паша.

Уже не президиум клуба, а Боря и Маша решали, кого пригласить на фестиваль и какими одарить гонорарами. Бюджет фестиваля за счёт денег правительства области и спонсоров уже превышал десяток миллионов рублей. Так что многие известные барды стали близкими друзьями Бори. А не очень известных и просто любителей авторской песни он сплотил вокруг себя поездками на горнолыжные трассы Урала и новогодними тусовками.

— Я не раз предлагал ему организовать поездку на место подвига Валерия Грушина, чтобы посмотреть, в каком состоянии памятник, и произвести, если потребуется, ремонт, ведь за последние двадцать с лишним лет никто из самарцев его не посещал, — вспоминает Виталий Шабанов, — но Боря лишь обещал и организовывал развлекательные походы куда угодно, но не на Уду, где он ни разу так и не побывал.

Когда недовольство Кейльманом достигло предела, ему предложили остаться почётным президентом клуба, лишь бы он добровольно ушёл в отставку. И он был готов уйти, если Маша займёт его место. Сторонники Бори не раз срывали собрания клуба, лишь бы не допустить переизбрания. А потом стало известно, что Кейльман вместе с Митяевым, дочкой Машей, бывшей женой и некоторыми другими гражданами стал учредителем ещё одного Грушинского клуба, слегка изменив его название. К тому же он передал товарный знак клуба одной из московских фирм. Его освободили от должности и исключили из коллектива клуба, а президентом избрали Виталия Шабанова. После этого, при поддержке губернатора области Дмитрия Азарова, стала возможной экспедиция к месту гибели Грушина «Хадама-19», названная так по речке, впадающей в Уду около одноимённой метеостанции.

 

На месте подвига

И вот Нижнеудинск. Вся экспедиция в сборе. До метеостанции на Уде — километров двести тайги и гор. Грузимся в вертолёт, летим около часа, и вот уже видны несколько домиков там, где в Уду впадает Хадама. Нас встречают начальник метеостанции Наталья Витушкина и двое её сотрудников — это весь коллектив. Для экспедиции выделяют часть служебного помещения, где обычно останавливаются на отдых туристы, сплавляющиеся по Уде, и площадку под палатки. По ночам здесь уже морозы, но у каждого из нас по спальному мешку и всё остальное для холодной ночёвки. Разведка сразу же отправляется вниз по реке, где уже ждёт моторная лодка, прибывшая из Нижнеудинска, чтобы обеспечить переправу на левый берег, где на скале находятся барельеф Грушина, памятная табличка и специально оборудованная ниша с капсулой и тетрадью, в которой делают записи проплывающие мимо туристы.

Группа Грушина тоже сплавлялась по Уде на плоту и остановилась у метеостанции на ночлег. Выше по реке виднеется порог с довольно высокими валами. Скорее всего, здесь и перевернулась лодка тогдашнего начальника метеостанции, который отвозил детей в ближайший посёлок, где была школа-интернат. С младшим сыном начальник метеостанции поплыл к берегу. Двое других детей — мальчик и девочка — держались за перевернутую лодку, которую понесло по течению. Валерий в то утро был на берегу. Он бросился в ледяную воду, помог выбраться девочке и сразу же поплыл к лодке за мальчиком, которого отец вскоре нашёл на камнях у самого берега.

Окоченевший и испуганный ребёнок сам выбраться из бурлящей реки не мог. Наверняка ему помогал Валерий. Но его самого рядом не оказалось. Видимо, для спасения собственной жизни уже не осталось сил…

Тело геройского парня найти так и не удалось, хотя в поисках участвовали несколько групп из Куйбышева (теперешней Самары), привлекался для поиска даже вертолёт.

Наша разведка вернулась к вечеру и доложила, что барельеф Валерия Грушина едва просматривается сквозь кроны берёз, выросших за минувшие годы. Его фамилию и имя можно теперь прочитать только с близкого расстояния. Экспедиции предстояло вырубить густой кустарник и молодые деревья, провести реставрационные работы. Скала, на которой находится барельеф, высится над рекой на десятки метров. Поэтому подготовили необходимое снаряжение для страховки. Кстати, на берегу наша разведка увидела свежие медвежьи следы.

Утром под холодным дождём мы пошли вниз по тропе к месту переправы на другой берег. Времени на неё ушло довольно много. Река многоводная и бурная. На другом берегу сразу же разожгли костер, чтобы можно было погреться и вскипятить чай. Ведь работать предстояло весь день.

— Наконец-то я здесь! — сказал, словно выдохнул самое сокровенное, «снежный барс» из Иркутска Глеб Агафонов.

Человек, покоривший все семитысячники бывших республик СССР, знающий цену настоящему мужскому поступку, подвиг Валерия Грушина поставил выше всех своих спортивных достижений, хотя они тоже дорогого стоят. Он долго мечтал побывать на этом месте, куда добраться непросто, ведь дорог нет. И вот мечта сбылась.

Промышленный альпинист из группы иркутян Александр Мазуркевич на верёвках спустился к барельефу, чтобы убрать с него налёт, образовавшийся за многие годы. Сверху его страховали другие участники экспедиции. А снизу Александру помогал самарец Владимир Нефёдов. Благодаря его стараниям слова «Валерий Грушин» засверкали на сером фоне скалы. Остальные участники экспедиции вырубали деревья и кустарники. К вечеру барельеф стал отлично виден с воды. Затем из ниши в скале извлекли капсулу с тетрадью. В ней записи туристов из разных регионов России, которые восхищаются подвигом Валерия. Мы подготовили свой текст. В нём короткий рассказ об экспедиции и перечень проведённых работ на памятнике. Тетрадь снова вложили в капсулу.

И вот начинается торжественная часть. Виталий Шабанов произнёс трогательную речь. Поделилась воспоминаниями о В. Грушине и Тамара Муравьёва. Участники экспедиции спели «Маленькую балладу о большом человеке». В ней есть такие слова:

Я не знаю, где веселья полюс.

Я не знаю, полюс скуки где.

Знаю только, полюс мужества

Ты открыл, Валерка, на реке

Уде.

Вернулись мы на метеостанцию промокшие, замёрзшие, но довольные. Каждый член экспедиции понимал, что мы выполнили свой долг. После ужина вместе с работниками метеостанции пели песни Грушинского фестиваля и вспоминали походы по реке Уде.

Вылететь из Хадамы на следующий день, как планировали, не удалось. Дождь продолжался, а потом перешёл в снег. Но время мы не теряли напрасно. В той части служебного помещения, что выделили для ночлега, с согласия начальника метеостанции на стенах разместили портрет Валерия и фестивальные снимки, оставили книги о нём и о фестивале, которые написали и издали члены клуба, его друзья. Туристы, проходящие маршрут по Уде, теперь смогут познакомиться с нашим геройским парнем.

На следующий день горы слегка очистились от облаков. Прибыл вертолёт. Ускоренным темпом грузимся, пока нет дождя, и летим в Нижнеудинск.

 

Последний этап

Этот городок поразил нас бережным отношением к советскому прошлому. Табличка на здании суда извещает, что здесь долгие годы был горком комсомола. Рядом — памятник Ленину, а за ним, на специальных щитах, вся история города с дореволюционных времён до наших дней.

Когда мы в три часа ночи приехали на поезде из Самары, нас встретили работники местного управления культуры и оперативно поселили в гостинице. Прилетели из Хадамы, а в местном аэропорту уже ждал автобус. Словом, членов экспедиции здесь принимали как почётных гостей.

В тот же день был дан большой концерт для жителей Нижнеудинска, в котором вместе с нашими бардами участвовали и местные любители авторской песни. С речью перед собравшимися выступил и.о. главы района Александр Архангельский. Он сказал, что в Нижнеудинске хорошо знают о подвиге Валерия Грушина и о Самарском фестивале авторской песни и даже готовы провести свой местный фестиваль.

Затем были Иркутск, пресс-конференция для местных журналистов, концерт и фотовыставка о Валерии Грушине в областной библиотеке. Наконец, последний этап: научно-практическая конференция на Байкале, в которой приняли участие учёные и члены клубов авторской песни из Улан-Удэ, Иркутска, Самары, Москвы и из других городов. Речь шла о взаимодействии Клуба самодеятельной песни страны с региональными и федеральными органами власти. Как считает кандидат наук москвич Леонид Беленький, защитивший диссертацию по теме авторской песни, этот довольно важный сегмент нашей культуры ещё не признан государством, не зафиксирован ни в одном нормативном документе.

Л. Беленький дал научное определение авторской песни:

— Это особый вид искусства, изобразительным средством которого является неразделимый музыкально-словесный и пластический образ…

Иначе говоря, стихи авторской песни живут только в сочетании с музыкой, а пластический образ создаётся без эстрадных подпрыгиваний автором-исполнителем с гитарой в руках.

Впрочем, весь остальной разговор проходил не на научном, а на обычном языке. Участники конференции решили, что авторской песне необходимо активнее заявлять о себе, добиваться признания на всех уровнях власти. Тем более что среди её поклонников немало влиятельных, известных всей стране людей: к примеру, академик Евгений Велихов и министр иностранных дел Сергей Лавров.

Пока проходила экспедиция, в Самаре состоялось очередное заседание суда по иску Кейльмана, жаждущего восстановиться в прежней должности президента. Но ведь он обосновал передачу товарного знака московской фирме тем, что клуб может скоро прекратить своё существование. А теперь снова рвётся в президенты, чтобы окончательно превратить фестиваль в семейный бизнес.

— Если даже наше решение о его исключении по каким-то формальным причинам суд отменит, мы на следующий день Борю исключим снова, — говорит технический директор фестиваля, член президиума клуба Сергей Ильин. — Кейльман и Грушин несовместимы.

Юбилей героя-комсомольца в Самарской области будет отмечен торжественными вечерами, концертами и фильмами о нём, чтобы о подвиге этого парня знал каждый. Клуб имени Валерия Грушина начинает подготовку к зимнему фестивалю, а после него — и к летнему, который по традиции пройдёт в начале июля следующего года. К летнему периоду планируется не только в Самарской области, но и в других регионах подготовить группы для сплава по реке Уде с посещением памятника на месте гибели Валерия Грушина. Они пройдут уже под девизом «Хадама-20».

Клуб разработал программу развития фестиваля. Главными героями его снова должны стать не обыватели, растроганные чириканьем воробья за окном, а люди долга и чести. Такие, как Валерий Грушин. Чтобы песня о нём на главном концерте фестиваля снова звучала первой. И чтобы «Маленькую балладу о большом человеке» вся Гора слушала стоя.


Новость от 11.11.2019